19:21 

Фанфик Маяк

antares1492 [DELETED user]
Название: Маяк
Автор: Judith3110
Фэндом: Блич
Персонажи: Гриммджо/Ичиго, Улькиорра/Орихимэ
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, Мистика, POV, AU
Предупреждения: OOC, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: планируется Мини
Статус: закончен
Описание: Что может случиться в ночь на маяке с призраками.
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения

Только без замечаний о грамматике и косяках. Знаю. ))

Это лето не предвещало ничего необычного. Хотя я немного лгу, потому что для меня само по себе лето с его запахом травы, шелестом листвы, пением птиц и щедрыми потоками солнца уже являлось чем-то магическим и необычным. Отец уехал на срочное совещание, прихватив с собой обеих сестренок, и я был предоставлен самому себе на целую неделю.

Ближе к ночи после уезда отца я сидел на подоконнике, просто упиваясь свежим вечерним воздухом, когда внизу мелькнула знакомая голубая шевелюра, заставив меня улыбнуться.

Гриммджо. Вот гад! Уже наверняка как-то узнал, что я один дома. Откуда и как он все время умудряется быть в курсе всех моих дел – оставалось для меня загадкой. Впрочем, в этом городе по-моему любому было известно, как часто и сколько раз у соседа почесались тараканы. Создавалось впечатление, что каждый не поленился запастись телескопом, в который можно мух на луне рассматривать, и денно и нощно наблюдал в него за соседями. Такая обстановка всегда создавалась в маленьких городишках, где некуда особенно пойти, и ничего необычного не происходит, а потому единственное по-настоящему интересное зрелище - личная жизнь соседей.

Еще одной так и нерешенной для меня загадкой было то, почему мы с Гриммджо все-таки подружились. Ведь похожи мы были, как велосипед с танком. То есть обе эти вещи - транспорт, вот и мы оба были парнями – и это все, что нас объединяло. Дабы получше объяснить вам эту аллегорию, думаю, мне стоит описать нас обоих.

В первую очередь в Гриммджо привлекала внимание его внешность. Шикарная голубая грива выделяла его на любом фоне. Согласитесь - нестандартный оттеночек. И он даже не пользовался краской. Врачи как-то объясняли про какие-то там пигменты, которые сыграли решающую роль и сделали Гриммджо белой вороной среди всех, но не думаю, что он сильно сетовал на судьбу. Все-таки не малиновый же, могло быть и хуже. Совсем неплохим дополнением к таким волосам было стройное, загорелое, тренированное тело. Но что действительно поражало в Гриммджо, так это его глаза, которые украли всю небесную голубизну и заточили в себе под навесом черных густых ресниц. Никто не мог отказать этим глазам. Он был любимцем в школе. Девчонки его обожали, парни ненавидели или преклонялись, и только полностью равнодушных фанатов он не имел. Естественно, что он был заядлым хулиганом, прогульщиком, задирой и бабником. Одно слово – баловень, которому все подавалось на блюдце с голубой (опять этот чертов цвет!) каемочкой.

Я же был – полная ему противоположность. Тихий, спокойный, усидчивый. Янтарно-карие глаза и гордая осанка. Отличник. Наши пути никогда не пересекались и, казалось, что никогда не смогут этого сделать.

Но свела нас именно моя шевелюра, которая, кстати говоря, стандартным цветом тоже не отличалась: яркая, рыжая, как корка апельсина, прилепленная к моей голове. Вот за нее, родную, меня и отмечали особо. Большинство парней считало просто своим долгом выразить ненависть к чему-то такому, что выделяет меня от всех и привлекает взгляд больше, чем к ним. Поэтому колошматили меня с регулярностью восходов солнца – почти каждый день. От некоторых я научился отбиваться, в другие дни случалось фигово. Вот в один из таких «фиговых» дней в мою жизнь и ворвался Гриммджо.

Меня держали трое парней, а четвертый изо всех сил взбивал мой поддых, когда раздался оглушительный свист и, обернувшись, мы все впятером увидели Гриммджо.

- Парни! – широко улыбнулся он моим обидчикам. - Там уже копов вызвали, так что если сейчас же не свалите, то проспите в обнимку с решеткой.

После этой новости «храбрецов» сдуло, как шапку одуванчика ветром. Я закашлялся, потому что едва пришел в себя от последних ударов, когда заботливая и ласковая рука прошлась, погладив мою спину.

- Ты как? – поинтересовался Гриммджо.

- Практически роскошно… - с трудом выдохнул я, поднимаясь с его помощью.

- Я провожу тебя! – заявил Гриммджо.

- Я польщен! – кисло улыбнулся я и едва не рухнул, но Гриммджо вовремя подставил свое плечо.

Вот так мы и тащились: еле-еле, попеременно останавливаясь, пока я переводил дыхание.

- Как тебя зовут, рыжик?

- Ичиго Куросаки.

Он подал мне руку.

- Гриммджоу Джагерджак.

Меня итак боль доканывала, а от его имени совсем перекосило.

- Ты извини, - выдохнул я со слабой улыбкой. – Я запомнил только до Гримм.

- Гримм… хм… - он как бы пробовал имя на вкус. – Мне нравится! Можешь звать меня «Гриммом», Ичи.

Вот так по-дурацки и началась наша дружба. Хочу заметить, что «подарком небес» это не назовешь. Потому что порой Гриммджо был откровенно невыносим. Ты мог прийти домой, а он уже выходит из твоего душа абсолютно голый, встречая тебя широкой улыбкой.

- Твой отец позволил помыться.

Или рассчитываешь на прекрасный ужин, а, возвращаясь, видишь, как этот небесноволосый гад уже приканчивает его. Или завалится спать прямо на твою постель, храпя с акустикой морского теплохода, а ты проклинаешь все на свете в отчаянной попытке уснуть на жестком полу.

И девицы… он постоянно ходил с очередной «барби» в обнимку. Они и были для него лишь куклами, с которыми он играл, а потом выбрасывал, потому что надоели. Никогда не видел, чтобы он серьезно относился хоть к одной такой особе.

Кто знает, что тому было причиной. Только иногда бывали моменты, когда он вдруг прямо смотрел мне в глаза, или я чувствовал на себе его взгляд исподтишка, и это меня почему-то смущало. Странные волны начинали бродить по моему телу, но я тут же встряхивался и гнал это все прочь, как что-то назойливо-неприятное. Я не хотел сосредотачиваться или задумываться над этим.

В любом случае сегодняшним одиноким вечером я рад был видеть этого ветреного болвана, поэтому, сломя голову, понесся вниз открывать дверь на оглушительный звонок, которым он всегда меня старательно почивал, не отрывая пальца от кнопки до тех пор, пока я не открою ему.

- Опять палец прилип к звонку, да, Гримм? – рассмеялся я, распахнув дверь и тут же угождая в его дружеские объятия. Он всегда меня так обнимал: зарываясь щекой в мои волосы. Поначалу мне было слегка не по себе, но потом я привык и даже полюбил эту его манеру.

- Ичи… - шепнул он тихо, потом воровато оглянулся за мою спину, не снимая рук с моих бедер. - Слух прошел, что ты теперь – одинокий волк на целую неделю?

- Фантастическая информативность! – восхитился я. – Да. Это так.

- Тогда собирайся!

- Что? Куда? Зачем? – опешил я, но ответом мне была лишь широкая улыбка.

- В одно потрясающее место, где будет намного интереснее, чем здесь. Я нашел его специально для тебя...

И вот опять это. Он уставился на меня своими невыносимыми голубыми глазами, будто ожидая от меня чего-то.

- Хорошо, - согласился я, не выдержав и опустив ресницы, только чтобы прервать этот смущающий контакт.

Через час мы выехали на его мотоцикле. Я держался за его крепкий стан, тихонько молясь, чтобы встретить завтрашний день живым и невредимым при том темпе езды, который задал Гриммджо. И все же даже мой страх поглотила ослепительная красота морского берега, к которому он меня привез. Мы неслись по каменной дорожке, которая вела прямо к…

- Маяк?!

- Да! – прокричал Гриммджо радостно сквозь рев мотора. – Смотри, как здесь потрясающе. Тебе нравится, Ичи?

- Конечно! – рассмеялся я, раскинув руки и всей грудью вдыхая свежий морской бриз. – Ты – сумасшедший, Гримм! Но я люблю тебя за это…

На миг мне показалось, что спина Гриммджо вся сильно напряглась, потом он расслабился, рассмеявшись.

- Да. Я тебя тоже люблю, Ичи.

Сам маяк представлял собой высокий белый столб в форме трапеции с конусовидной верхушечкой. Он был чертовски большим и, будто отстраненным от всего остального берега. Точно сначала была создана вся основная картина, а маяк потом нехотя к ней пририсовали.

Гриммджо остановил мотоцикл возле стен маяка, припарковав его рядом.

- Предлагаю искупаться! – провозгласил он. – Тебя ждет ужин на берегу моря и ночь на маяке. Как тебе?

- Гримм… - только и смог выдохнуть я, старательно оглядывая все вокруг, чтобы только не смотреть на Гриммджо, который опять сверлил меня взглядом.

Через час импровизированный мангал уже жарил наш вечерний шашлык с овощами на берегу возле маяка, а мы разделись, радостно бросившись в воду и, брызгаясь, как дети. Гриммджо пытался поймать меня в воде, а я ускользал от него, как угорь, задыхаясь от смеха.

- Ну держись, Ичи! – притворно грозно нахохлился Гриммджо. – Если я тебя поймаю, то…

- То что? – поднял я брови. Гриммджо пару минут обдумывал.

- Будешь есть ужин без плавок! – провозгласил он радостно.

Стоит ли говорить, что удирал я изо всех сил? Однако в Гриммджо будто бес вселился, и в конце-концов он прижал меня своим телом к берегу.

- Сдаешься?

- Сдаюсь, Гриммджо, пусти...

Он прижал мои руки своими и нависал надо мной, жарко дыша мне в лицо. Мы оба замерли, глядя друг на друга неотрывно. Когда взгляд Гриммджо сместился на мои полуоткрытые губы, я извернулся и резко вскочил, прервав смущающее мгновение.

- Однако ты проиграл, Ичи. – Усмехнулся он. – Снимай плавки!

Я не должен был смущаться. Он – парень, я тоже. Ну без плавок и что? Но когда я медленно стягивал их по своим узким бедрам, взгляд Гриммджо жег меня, точно огонь. Я не смел поднять глаз, отбросив их в сторону. Эти проклятые рыжие волосы и ТАМ тоже были рыжими.

Преодолев робость, я поднял голову. Гриммджо смотрел прямо ТУДА… Дерзко, без смущения, даже с легкой истомой во взгляде. Его язык выскользнул, облизнув его губы, точно он увидел леденец, который давно хотел попробовать.

Я кашлянул, приведя его в себя.

- Где мой ужин?

Чуть позднее мы уже уплетали мясо за обе щеки, и должен признаться, что Гриммджо готовил божественно.

- У этого маяка удивительная история. – Сказал вдруг Гриммджо. – На нем пропало несколько смотрителей, без вести. А еще до них была легенда, будто бы девушка, очень влюбленная в парня, который был моряком, один раз, когда он ушел далеко в море, все время забиралась на этот маяк и ждала его оттуда. Злая подруга сообщила ей ложную весть, что ее возлюбленный погиб в море, и девушка бесстрашно бросилась прямо вниз с этого маяка, разбившись насмерть. После того, как ее возлюбленный прибыл и узнал о ее смерти, он тоже покончил с собой здесь же, на маяке.

- Грустно. – Тихо сказал я. – Такое красивое место, и принесло столько горя.

- Ичи, я... - вдруг начал Гриммджо.

- Что?

- Ничего... не бери в голову!

Внутри маяка была странная обстановка. Освещение состояло только из свечей, поэтому тени преобладали над светом. Ветер здесь превращался в тихий, но нудный гул, а порой и свист. Плеск волн тоже никто на мют не нажал. И еще создавалось странное ощущение чьего-то присутствия. Будто кто-то подглядывает за тобой.

- Испугался? – спросил Гриммджо, внимательно наблюдающий за мной.

- Еще чего! – храбро возразил я, однако держась к нему поближе. На всякий случай.

Но зря я думал, что вся обстановочка – единственное испытание.

- Здесь что – одна кровать?! – с благородным возмущением озвучил я очевидный факт.

- Ну да. – Спокойно сказал Гриммджо, тут же вырубив меня для дальнейшего пафоса. В самом деле, ничего такого в том, чтобы мы спали на одной кровати. Я же не забеременею.

Не стоит описывать мои танталовы муки, когда я очень старался просто заснуть, отчего-то всей кожей ощущая горячее тело Гриммджо рядом. И чтоб его! У меня даже встал, и я повернулся набок, настолько стараясь скрыть свой позор, что даже не спрашивал себя: «А с чего вдруг?».

Внезапно отчетливо раздался женский всхлип, сыграв на моих нервах, как на гитаре. С расширившимися от ужаса глазами я наблюдал, как посреди комнаты проявилась фигура стройной девушки с рыжими волосами.

- Гриммджо... - потолкал я тело рядом. Но меня встретила тревожная тишина. Обернувшись, я увидел, что Гриммджо сидит, как ни в чем не бывало, но взгляд у него какой-то странный. Будто это не Гриммджо вовсе. И устремлен он был прямо на девушку.

- Улькиорра... - простонала девушка.

- Иное... - выдохнул Гриммджо.

Вот те раз. Если на секунду вставить выпавшие от страха мозги на место, то слабо соображаешь, что это та самая дева из легенды, а ее паренек, кто бы он ни был, оккупировал тело Гриммджо. А понять, как все наладить или вспомнить, как вообще дышать, я почему-то не мог.

Девушка пошла прямо на меня.

- Кто... - едва успел произнести я, и потерял сознание...

Придя в себя, я сразу понял, что я – уже не я вовсе. Вернее мое сознание было включено, только вот тело мое мне не подчинялось. Я был абсолютно голым и надо мной склонился Гриммджо-Улькиорра.

- Иное… - прошептал Гриммджо, наклоняясь к моим губам. И как со стороны я видел, что мои руки поднялись и обвили лицо Гриммджо, погрузившись в его голубые волосы. Мягкие… я чувствовал, что они были невероятно мягкими. А потом наши губы встретились, и, словно удар электричества сразил все мое тело. Язык Гриммджо проник в мой рот, исследуя, лаская, и я облизывал его, тоже ласкал, радостно и покорно приветствовал своим языком. Это было так сладко, что мы еще теснее прильнули друг к другу, самозабвенно пожирая губы и рты друг друга.

Я целуюсь с Гриммджо! Шок уступил место осознанию, что вот оно, то самое, что билось и рвалось, и искало выхода в нас уже давно, только мы не желали признавать. Когда его губы встретились с моими… Да. Это было то, что нужно, необходимо. Будто головоломка, которая никак не хотела решаться, вдруг решилась сама собой.

Мои ноги раздвинулись, обнимая, обвивая его и не желая никогда отпускать. А он чуть покачивал бедрами, углубляясь в меня, стараясь слиться со мной как можно больше. Он был голый и прекрасный, как грех, и у меня уже все стояло и сочилось на него. Чего уж теперь притворяться?

Он облизывал и кусал мою шею, а я стонал, как непристойная девица, весь выгибаясь к нему. Впрочем, насколько я понял, девица в меня и вселилась. И я не хочу даже вспоминать, как Гриммджо сосал мои соски, а я нежно прижимал его голову, сам пихая их ему в рот и всхлипывая при этом, прося еще и еще. Мои шишечки торчали до неприличия, уже все влажные от слюны. Гриммджо был, точно младенец, сосущий маму. А я тащился от этого. И что за размазня заняла мой каркас?

Потом лично передо мной на пару секунд всплыл в тумане вопрос. А как? Я же не девушка. Но, как ответ, мои ягодицы тут же раздвинули умелые пальцы, нащупав мой, черт возьми, девственный вход, и вошли туда, принявшись все там гладить и расширять. Мне было больно до чертиков. Но эта шлюха в моем теле стонала и сама насаживалась на пальцы. Конечно, ведь поутру не у нее пятая точка болеть будет.

Вдруг какая-то приятная волна прошлась по моему телу. Эти пальцы что-то нащупали и давили, и я заизвивался, оглашая комнату довольными стонами. Гриммджо пару минут просто наслаждался этим, всаживая в меня свои пальцы на всю глубину и пожирая мои непристойные выкрутасы глазами. Маньяк!

А потом он взял меня в рот, и я вообще улетел под небеса, плюя на все, что в меня всунут. Откуда он так умело научился это делать, я даже не задумывался. Но надолго меня не хватило, и мое тело взорвалось бурным оргазмом, насыщая Гриммджо моим семенем.

Пока я так лежал, как расплавленный на солнцепеке сырок, Гриммджо медленно и довольно вылизал мой член, задрав мои ноги себе на плечи и одним толчком вошел в меня, погрузившись сразу на полную возможность.

Я бы закричал, если бы мог. Боль была адская. Вот меня и лишили. И кто? Гриммджо. А еще хуже было сознавать, что он делал это не один, а в тандеме с этим Улькиоррой, потому что внизу у меня точно было ощущение, словно в меня человека два вошли.

Он начал двигаться во мне плавно и медленно, постепенно все резче, потом задел что-то, и вкупе с болью острое наслаждение скрутило мое тело. Мои руки обвили Гриммджо, нежно и страстно, притягивая его и вталкивая его глубже в меня. Наши глаза не отрывались друг от друга, пока он трахал меня, и я видел - это и Гриммджо тоже. Он наслаждался мной, он в самом деле хотел меня. Его рывки и толчки стали почти безжалостными, будто он жаждал заполнить меня еще сильнее, заполнить меня всего собою. А я только изгибался ему навстречу: покорный, умоляющий, стонущий.

На пике оргазма я едва заметно ощутил, как будто облако выскользнуло из моего тела и тела Гриммджо тоже. На миг в центре комнаты проявились рыжеволосая девушка в объятиях юноши с огромными зелеными глазами. Они смотрели друг на друга и улыбались, потом с такой же улыбкой глянули в нашу сторону и растворились в воздухе. Я всхлипнул, кончив, и Гриммджо тоже хрипло застонал, потом все куда-то провалилось...

...Яркое солнце разбудило меня. Едва придя в себя, я сразу ощутил боль в заднице, вспомнив происшедшее и поняв, что это все не было только дурным сном. А рядом мирно похрапывал Гриммджо. Интересно, этот ублюдок хоть помнит, что трахнул меня и лишил невинности? Лично я предпочел бы все забыть и сделать вид, что ничего не было. Это же были только призраки, верно? Гриммджо никак не мог хотеть меня, он же ловелас, бабник. Я никогда его с мужчинами даже не видел.

Но я-то? Я наслаждался этим. Теперь какой смысл врать. Я хотел его, я любил его... Мои глаза расширились от этого понимания.

Завтрак прошел в гробовом молчании. Утром я потихоньку улизнул из кровати, искупавшись в море, а на все попытки Гриммджо расспросить меня отвечал, что помню, как уснул и ничего больше. Казалось, он очень разочарован этим.

- Ты всю дорогу молчал. Ичи, что с тобой? - ласково спросил Гриммджо уже возле дома, когда помогал перетащить назад в дом мои вещи.

- Я устал. - Только и смог ответить я, чувствуя, что еще немного и сам кинусь к нему на шею. А это будет последняя капля моего унижения...

...С тех пор прошло две недели, и все это время я успешно избегал Гриммджо, прерывая любые попытки его контактов со мной. И к несчастью, однажды вечером, я уж было подумал, что он сдался и расслабился, идя по улице, когда внезапно крепкие руки обхватили меня сзади и прижали к горячему телу.

- Наконец-то! - послышался такой знакомый хрипловатый голос Гриммджо. - Я боялся, что никогда тебя не увижу! Ичи... мой жестокий прекрасный Ичи, ты хоть представляешь, в каком аду я жил эти две недели, думая, что ты теперь ненавидишь меня?

Он развернул меня и прижал к стене. Я задохнулся, вглядываясь в эти гипнотические глаза на чуть похудевшем лице.

- Ты ведь солгал, верно? - пальцы Гриммджо принялись гладить мои губы, которые я невольно полуоткрыл. - Ты прекрасно помнил, ЧТО произошло с нами ночью, когда ты и я...

- Это были призраки! - выкрикнул я, отвернув голову. Однако сильные пальцы повернули меня тут же назад.

- Нет! Это были и призраки, и мы с тобою, Ичиго. Мы занимались любовью.

Я закрыл глаза, весь покраснев от стыда, желая провалиться на месте.

- Я люблю тебя, Ичи! Уже давно. С первого взгляда, с первого жеста. И не как друга! - выдохнул Гриммджо, и мои глаза удивленно распахнулись, встретив небесно-голубой взгляд. - Этот маяк, наконец-то высветил для нас эту очевидную правду. Мы любим друг друга. Ты не представляешь себе какой мукой было находиться рядом с тобой и не сметь коснуться... Я боялся, что ты отвергнешь меня или возненавидишь, не захочешь больше видеть.

- Гримм... - я прервал его излияния, притянув его губы к своим. Он жадно обнял меня и мы целовались, как безумные.

- Теперь у меня есть только одно желание... - задыхаясь от поцелуя, выдохнул Гриммджо.

- Какое же?

- Повторить ту ночь наяву и без посторонних вмешательств.

Я покраснел и счастливо улыбнулся.

- Тогда чего же мы ждем, Гримм?

Комментарии
2014-11-03 в 15:32 

MARITAIMI_RISH
Даже самый хмурый день очарователен - стоит только приглядеться^^Например,какие красивые тучки♥
фанф супер!!!! :kruto:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Блич и яой несовместимы?

главная